Летняя лингвистическая школа

Лингвистика для школьников

ЛЛШ-2011. 15 июля

< назад


Первая лекция девятого дня была прочитана Е. В. Муравенко — одним из создателей ЛЛШ, автором множества научных работ по лингвистике, организатором международного конкурса "Русский медвежонок - языкознание для всех". Среди различных вопросов лингвистики для Елены Владимировны особый интерес представляют изменения в синтаксисе современного русского языка, в частности в способах выражения времени. Этой теме и была посвящена лекция. Прежде чем перейти к описанию частных явлений и показать, как одни конструкции постепенно уступают место другим, Елена Владимировна рассказала об изменениях выражения времени за последние два с половиной века: о том, как уменьшалось количество синонимичных и омонимичных синтаксических конструкций. Эти изменения очень часто незаметны для самих носителей языка: устаревшие конструкции отмирают постепенно, долгое время используются наравне с новыми, новые же, в свою очередь, не сразу получают статус нормы, что заметно усложняет задачу преподавателей, особенно если они обучают русскому языку иностранцев. Когда в конце занятия у одного из слушателей возник вопрос, является ли грамматически верным предложение «Лекция начинается четверть второго», мнения лингвистов разделились: одни, апеллируя к своему языковому опыту, утверждали, что «так не говорят» (а значит, что это предложение неправильно), другие же настаивали на противоположном. Елена Владимировна предложила обратиться к Национальному корпусу русского языка и проверить, является ли эта синтаксическая конструкция достаточно частотной в современной речи, что и не замедлили сделать некоторые слушатели.

Рассказ об актуальных проблемах русского синтаксиса, начатый на первой лекции, продолжился на второй. На этот раз в центре внимания оказались вопросы более практического характера, к решению которых, однако, можно подходить лишь после тщательной теоретической подготовки. О том, как результаты синтаксического анализа можно использовать «на благо человека» при создании программ автоматического синтеза русской речи, слушателям поведал к.ф.н. Л. Л. Иомдин, ведущий научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН, один из разработчиков системы речевого синтеза «Этап». Как показал Леонид Лейбович в начале занятия, чтобы высказывание можно было правильно воспринять на слух, компьютерной программе недостаточно механически воспроизвести слова в нужной последовательности: в устной речи мы выражаем характер синтаксических связей между предложениями и членами предложений при помощи интонации и пауз. Отсутствие последних не просто делает высказывание сложным для понимания, но, что самое главное, может привести к его неверному истолкованию. Кроме того, в русском языке существует множество омографов — слов и словоформ, имеющих одинаковое написание, но разное произношение; стоит поставить ударение в одном из них не на тот слог («сéла» вместо «селá») или прочитать букву «е» как «е», а не как «ё» («чем» вместо «чём»), и мы уже получаем слово с другим значением и другими грамматическими характеристиками. Увидев такое слово, мы с легкостью определяем его значение по контексту и, следовательно, выбираем правильный вариант его прочтения. Можно ли «обучить» этому компьютерную систему? В своей лекции Леонид Лейбович показал, что это действительно возможно, и что такие системы, как «Этап», уже в большинстве случаев «умеют» выбирать правильный вариант произношения слова и подходящий для него интонационный контур.

Во второй половине дня состоялись последние занятия четырех курсов, проходивших на школе на протяжении трёх дней. Пришло время рассказать о каждом из них.

Курс семинаров Анны Сергеевны Паниной и Евгении Владимировны Сечиной был посвящен проблемам перевода, некоторые из которых были затронуты еще Надеждой Ароновной Шапиро в ее рассказе об обязанностях редактора. На примере японских, английских, немецких, русских текстов и их переводов на другие языки ведущие семинара показали, с какими трудностями приходится иметь дело переводчику, главным образом при работе с художественными произведениями, в которых значимыми являются не только нюансы содержания, но и особенности формы, такие, как звукопись и ритм. Большой интерес вызвали у слушателей случаи языковой игры: что делать переводчику, если в тексте обыгрывается явление, характерное именно для языка оригинала и прямого аналога которому нет в других языках? Как, например, можно перевести на английский язык немецкое стихотворение, в котором вся интрига построена на склонении местоимения кто? О некоторых методах, используемых переводчиками в подобных ситуациях, и шла речь на семинаре. Но при всей важности методов работа переводчика требует творческого подхода и универсальные рецепты в этой области попросту отсутствуют, также как и идеальные решения. Стоит заметить, что одна из ведущих семинара — Евгения Сечина — еще в прошлом году участвовала в ЛЛШ в качестве школьницы, а в этот раз оказалась единственной студенткой в роли преподавателя. Будем надеяться, что ее пример окажется заразительным и для других студентов.

Название второго цикла семинаров могло бы вызвать недоумение у некоторых лингвистов. Прочитать школьникам курс введения в индоевропеистику за три занятия — это ведь все равно что попытаться объять необъятное! Однако участникам школы давно известно, что на ЛЛШ возможно все — даже пройти за три дня материал, на освоение которого в университетах уходит несколько недель, а то и месяцев. В начале курса ведущий семинаров А. Ч. Пиперски рассказал слушателям об открытиях, сделанных еще в XIX веке Расмусом Раском, Якобом Гриммом, Карлом Вернером и другими основоположниками сравнительно-исторического языкознания. Они занимались сопоставлением фонетического строя, грамматической системы и лексического состава нескольких индоевропейских языков, стремясь выявить и обосновать регулярные соответствия между ними. Причем выводы этих ученых были представлены слушателям не как неоспоримые факты, а как гипотезы, а в центре внимания оказались не столько конечные результаты исследований великих лингвистов, сколько сами методы компаративистики. Как показал Александр Чедович, некоторые «законы», выведенные одними индоевропеистами, подвергаются сомнению другими. Так, например, приверженцы глоттальной теории не разделяют традиционного представления об истории смычных согласных в индоевропейских языках и предлагают свою версию их развития. А значит, вопросы, с ответа на которые начались лингвистические исследования более двух столетий назад, не теряют своей актуальности и по сей день. Не случайно именно индоевропеистике и, в частности, германистике решил посвятить свои научные труды сам Александр Чедович, являющийся в настоящее время аспирантом филологического факультета МГУ.

Вопрос, заявленный Б. Л. Иомдиным в названии его курса, казалось бы, не имеет прямого отношения к лингвистике. Однако это впечатление ошибочно. Оказывается, что то, как мы различаем предметы, к каким классам их принято относить в нашей лингвокультуре и какие из их многочисленных признаков оказываются для нас определяющими, напрямую связано с тем, как мы их называем. Характерная черта семинаров Бориса Леонидовича заключается в том, что каждое из его занятий представляет собой самый настоящий лингвистический эксперимент, причем его результат порой оказывается неожиданным не только для слушателей, но и для самого преподавателя. В этом вполне «демократичном» эксперименте правильный ответ о названии того или иного предмета определяется большинством голосов, а не авторитетом какого-либо словаря. Тем более, что многие слова, существующие с недавнего времени в языке, еще не успели войти ни в один словарь или же изменили свое значение за последние годы. Особенно стремительно изменения происходят в составе бытовой лексики, а между тем именно ее важно в первую очередь освоить иностранцам. В создании словаря русской бытовой лексики и участвует Борис Леонидович. Он знает по своему опыту, с какими практическими проблемами приходится сталкиваться ученому в ходе этой кропотливой работы. Например, у лексикографа часто возникает вопрос, в какой раздел поместить то или иное слово, причем приходится учитывать тот факт, что носители разных языков классифицируют предметы по-разному. Но особенно трудно бывает понять, по каким признакам различаются в языке похожие предметы, как, например, свитер и джемпер, чашка и кружка. Участвуя в экспериментах, проведенных Борисом Леонидовичем, юные лингвисты не только сумели ответить на некоторые из этих частных вопросов, но, самое главное, получили более широкое представление о задачах, методах и целях лексикографии.

Четвёртый из трёхдневных курсов был проведен Е. С. Абелюк — заслуженным учителем литературы, автором множества статей, книг и учебников. Тема, выбранная ею на этот раз, — окказионализмы в поэзии — связана напрямую не только с литературой, но и с лингвистикой. Евгения Семеновна рассказала слушателям о поэтах-футуристах, которые в начале XX века позволили себе небывалые прежде «вольности» с языком: неукротимая творческая энергия, стремление достичь максимальной выразительности в своих произведениях побудили их обращаться с лексическим составом языка как с материалом, из которого они стремились создать подлинный язык — «язык смыслов». Хотя стихотворения этих поэтов, изобилующие «странными» словами, вызывают недоумение у большинства читателей, как показала Евгения Семеновна, самые одаренные из них не просто ломают законы привычного языка, а раскрывают, приводят в действие внутренние языковые механизмы: какими бы странными ни представлялись нам слова «поюны» и «пушкиноты», вынесенные в название семинара, они оказываются для нас почти понятными, а их значение — удивительно объёмным. В конце каждого занятия слушателям было предложено самостоятельно поэкспериментировать с языком. Например, одним из заданий было придумать как можно больше окказионализмов с корнями -лет-, -стыд- и -твор-. Некоторые из участников семинара справились с ним очень неплохо, однако, когда Евгения Семеновна показала нам целые словарные гнезда с теми же корнями, придуманные Велимиром Хлебниковым, все осознали, что до создателя «заумного языка» им еще далеко. Благодаря этому циклу семинаров у большинства слушателей возник живой интерес к поэзии футуристов, нередко отпугивающей школьников своей непонятностью и «заумностью». Они почувствовали, что изобретения и эксперименты Хлебникова, Крученых, Маяковского и других поэтов открывают неограниченные возможности для выражения новых смыслов и простор для игры воображения.

По иронии судьбы, прекрасной иллюстрацией к теме только что описанного семинара послужило название мероприятия, состоявшегося в этот вечер. Так как оно было совершенно уникальным по замыслу и исполнению, то его решили не называть каким-либо из уже существующих в языке слов. Для этой цели было изобретено новое слово — «Лингвоконцерт», превосходно отражающее суть этого грандиозного события, в котором вокальный концерт был искусно соединён с лекцией по лингвистике. Главный автор Мария Борисовна Коношенко выступила одновременно в нескольких ролях: ведущего, профессионального исполнителя вокальных произведений и лектора, рассказавшего нам об особенностях нескольких языков (прежде всего об их фонетическом строе). Интересно, что некоторые фрагменты «Лингвоконцерта» стали своеобразным продолжением семинара Марии Борисовны о полевой лингвистике: она исполнила несколько песен, впервые услышанных и разученных ею во время лингвистических экспедиций в Калмыкию и Гвинею. Некоторые песни прозвучали в исполнении «почетных гостей» — Александры Соколовой (студентки Музыкального колледжа им. Гнесиных, «лучшего сопрано ЛЛШ»), Светланы Анатольевны Бурлак, Светланы Игоревны Переверзевой, Евгении Алексеевны Ренковской и Евгении Кузнецовой. По мнению музыкантов, дух народа выражается в его музыке. По мнению лингвистов, — в его языке. Если же признать, что и те, и другие по-своему правы, то окажется, что наиболее полное воплощение дух народа обретает в песнях. По крайней мере, после «Лингвоконцерта» такое впечатление сложилось у большинства слушателей, словно побывавших за пару часов в самом настоящем кругосветном путешествии. Хочется верить, что отныне «Лингвоконцерт» навсегда останется в программе ЛЛШ и что уже через несколько лет само это слово, пока еще являющееся окказионализмом, плавно перейдет в разряд неологизмов.

Татьяна Шустилова

А что было до того?                                     
А что было на следующий день?
#
<img src="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" __bxsrc="/bitrix/images/fileman/htmledit2/php.gif" border="0" __bxtagname="php" __bxcontainer="{'code': '<?$APPLICATION->ShowTitle()?>'}" />
Летняя лингвистическая школа
© Совет сайта "Лингвистика для школьников", 2009-2019